Человек и восприятие окружающей среды

Продолжаем говорить о восприятии человеком окружающей среды. Среда воспринимается всеми органами чувств человека. Какими бы физическими характеристиками окружающая среда ни обладала, она всегда воздействует на человека как целое, из чего следует, что импульсы, которые воспринимает человек, никогда не бывают изолированными. Восприятие окружающей среды не является лишь суммой частей, оно — надсуммарно. Мы должны сознавать, что среду, в которой вращаемся, мы воспринимаем одновременно всеми органами чувств. К примеру, невозможно воспринимать среду только оптически, так как зрительный орган функционирует в полном взаимодействии со всеми остальными органами чувств, которыми располагает человек.

Случается, что иногда может преобладать какой-то определенный рецептор, например обоняние, когда в комнате разбит, скажем, флакон с духами. Но и в том случае, когда в восприятии преобладает один рецептор, мы одновременно видим, слышим, осязаем. Восприятие является не только реакцией рецепторов на соответствующие импульсы, но и целенаправленной активностью избирательного характера. Каждый автомобилист может подтвердить, насколько автоматически и частично подсознательно он «погружен» в мультимодальное восприятие движения своего автомобиля.
Визуально он контролирует движение машины, иногда бросает взгляд на приборную доску, зеркало заднего обзора, смотрит на своего пассажира, а иногда и на мелькающих на тротуаре пешеходов. При этом он постоянно прислушивается к «голосу мотора», ступни его управляют педалями, т. е. он всем своим существом связан с машиной, образует с ней нечто единое. Недаром говорят, что настоящий автомобилист чувствует машину как часть своего тела. Это, конечно, метафора, но достаточно точная.

Поскольку мы, надеюсь, достаточно четко уяснили тот факт, что человек воспринимает окружающую среду всей совокупностью своих органов, сконцентрируем внимание на отдельных рецепторах и определим их относительное значение для восприятия окружающей среды человеком.
Зрение является ведущим рецептором вида Homo sapiens. Некоторые исследователи считают, что 90% информации об окружающей среде человек получает с помощью зрения. Мы знаем, как трудно ориентироваться в условиях абсолютной темноты. Архитектура, которой мы заполняем окружающую среду, является визуальным искусством и в то же время утилитарной сферой. Она воздействует на человека и той и другой стороной. Наряду с приятными визуальными импульсами существуют и неприятные, которые можно считать такими же стрессовыми импульсами окружающей среды, как и чрезмерный шум.
Наглядным примером этого являются краски и их комбинация. Дерево, посаженное на городской улице, имеет большое значение не только потому, что очищает воздух, но и потому, что оказывает воздействие на человека своей окраской. Зеленые насаждения прекрасно освежают однотонную городскую среду. В то же время они имеют глубоко символическое значение, культурную ценность. Ведь именно дерево представляет собой яркое свидетельство и гарантию круговорота процессов в природе, когда осенью сбрасывает свой зеленый наряд и как бы умирает, а весной — снова пробуждается в новом зеленом уборе. Древние германцы строго наказывали члена племени, срубившего без надобности дерево. Бессмысленно гибнущее дерево— это всегда грустное зрелище.

Большое значение в восприятии человеком окружающей среды имеет осязание. Оно дополняет зрение в том смысле, что дает информацию об изменении осязательных аспектов окружающей среды. Путем исследований доказано, что человек может жить, потеряв зрение, но без осязания, точки которого рассеяны по всей поверхности тела, он жить не может. Мы постоянно соприкасаемся с чем-то — с одеждой, с предметами, с которыми работаем. Осязание непосредственно позволяет чувствовать сопротивление и давление и почти не зависит от нашего воображения, чего нельзя сказать о других рецепторах. Таким образом, осязание постоянно информирует нас об особенностях окружающей среды. Материалы нас либо привлекают, либо отталкивают: мы не станем гладить забор из гофрированной жести — этого любимого сегодня строительного материала. Но мы с удовольствием прикоснемся к отполированной годами скамейке у деревенского забора, которая как бы зовет нас к отдыху и размышлениям.
Слух является пассивным органом в процессе восприятия. Мы можем закрыть глаза и тем самым исключить восприятие чего-то неприятного, но в ушах у нас нет никакого клапана. Слух часто дает нам информацию о среде, которая находится вне нашего зрительного поля, за горизонтом, охватываемым зрением. Восприятие пространства в значительной мере зависит от функции слухового аппарата, регистрирующего приятные и неприятные звуки, например шум, который, как мы уже говорили, относится к типу невротического влияния окружающей среды, — это типичный продукт технически развитого общества.
Животные обладают прекрасным обонянием. Человек не устает удивляться способности животных находить следы по запаху и управлять в соответствии с этим своей жизненно важной активностью, например поисками особей противоположного пола. Современный человек проявляет все большую склонность к пренебрежению обонянием, хотя именно оно — крайне важный рецептор. Пригодность среды для выполнения определенной деятельности человек оценивает, как правило, носом, который по запахам получает информацию там, где глаз не видит и откуда не доносятся акустические сигналы. Например, легкое ощущение знакомого запаха может вызвать четкие воспоминания о чем-то давно минувшем, например о детстве, и в памяти всплывает живое представление определенной ситуации. В одном руководстве для будущих супругов итальянский профессор советует паре, планирующей вступить в брак, уехать в отдаленное, изолированное место и там жить не умываясь две недели. Запах тела партнеров вскоре станет тем, который присущ только им, без примеси косметики, и если они смогут не замечать его, то это и будет безошибочным тестом в пользу их будущей счастливой семейной жизни. Эту информацию, конечно, надо воспринимать с юмором.
В городской, среде у человека систематически и подсознательно уменьшается чувствительность органа обоняния. Воздух здесь наполнен таким количеством отработанных газов, что людям ничего не остается, как только постепенно привыкать к ним. Габитуация органов восприятия (так определяется на профессиональном языке процесс, когда человек перестает дифференцировать их сигналы), как свидетельствует пример с обонянием, весьма значительна. Мы это понимаем очень четко и ясно, когда по лесной дороге мимо проезжает машина лесного управления и на фоне чистой атмосферы леса выхлопные газы единственного автомобиля оставляют очень неприятный запах. Создается впечатление, что развитие цивилизации подавляет обоняние как рецепторный канал, по которому организм получает существенную информацию. Например, в развитии ориентации у ребенка обоняние играет весьма существенную роль с первых дней жизни. Французский психолог Анри Монтажёр доказал, что грудной ребенок, которому всего несколько дней, может четко различать одежду матери, при этом он руководствуется только обонянием. Не следует забывать об обонянии как очень существенном чувстве, с помощью которого мы ориентируемся в окружающей среде и развиваем его до очень высокой степени.
Восприятие окружающей среды происходит путем одновременного взаимодействия всех органов чувств, хотя человек все более становится рабом зрения. Это усиленно закрепляет сегодня аудиовизуальный характер культуры, где на первом месте стоит телевидение. Можно смело утверждать, что современный человек в своей оценке окружающей среды все больше* полагается на зрение.
Об этом свидетельствует и тот факт, что определенное пространство и возможность его использования для практической деятельности ограничиваются прежде всего визуально.
Но перед наукой стоит еще один важный вопрос: есть ли у человека наряду с классическими пятью органами чувств и наряду с чувством, информирующим его о внутренних процессах, происходящих в организме (например, чувство равновесия), и другие органы, с помощью которых он может ориентироваться в жизненной среде и получать информацию? Тема эта очень волнующая. У нас пока нет каких-либо окончательных результатов, которые решительно подтверждали бы эти гипотезы, но с целью расширения нашего познания мы ознакомимся с исследованием предполагаемого «магнитного чувства», с помощью которого человек может ориентироваться в окружающей среде.
Существует ли «магнитный орган»? Представьте себе, что вас похитили или что вы стали ценным заложником. Похитители завязывают вам глаза и везут куда-то за 50 км, при этом всячески запутывают следы и меняют направление, чтобы вы не могли запомнить дорогу. Затем высаживают вас в незнакомой местности, где отсутствуют точки ориентации, В каком направлении находится ваш дом, в котором вас захватили? Вряд ли кто-нибудь из нас знал бы, уда надо идти, что делать, если бы ему удалось ехать. У людей нет такого чувства ориентации, каким обладают различные животные, например голуби или змеи.
В 1976 г. английский психолог Робин Бейкер решил провести исследование скрытых, по его мнению, способностей человека ориентироваться в незнакомой среде, где к тому же отсутствуют важные элементы, облегчающие ориентацию. В этом эксперименте приняли участие 64 студента-зоолога из университета в Манчестере. Им завязали глаза темной материей и посадили в автобус. Затем автобус отправился по очень сложному маршруту, чтобы никто не мог запомнить направление его движения. Проехав 50 км, автобус остановился, и студенты вышли с завязанными глазами. Их задачей было ответить на очень простой вопрос: в каком направлении расположен университет? Затем они должны были определить сторону света. Только после этого с них сняли повязку и попросили показать, на этот раз с открытыми глазами, где находится университет.
И вот первая неожиданность — определение направления, сторон света было более правильным, когда они отвечали с повязкой на глазах! Когда у них сняли повязку, то точность ответа исчезла. Эти результаты нужно было объяснить. Чем руководствовались студенты в определении направления? Некоторые заявили, что они пытались ориентироваться по теплу солнечных лучей, проникавших сквозь тучи. Эксперимент проводился при пасмурной погоде. Другие пытались реконструировать направление, считая повороты автобуса, но такой сложный путь они запомнить не могли, и большинство из них признались, что уже после первого километра потеряли ориентацию.

Анализ результатов показал, что:
1) положение Солнца не влияет на определение движения;
2) подопытные, которые хорошо знали местную систему дорог, в определении направления практически не отличались от лиц, совершенно незнакомых с дорогой.
Этот эксперимент вызвал значительный отклик. В сотрудничестве с телевидением в Йоркшире был проведен следующий опыт. 29 июня 1979 г. 31 подросток в возрасте 16—17 лет занял места в автобусе. На глазах у них, конечно, была повязка, но, кроме того, на головах у них прикреплена была магнитная антенна.
Выехали в неизвестном направлении. С какой целью была применена магнитная антенна? Автор эксперимента Р. Бейкер знал об экспериментах, во время которых у почтовых голубей было изменено магнитное поле при их доставке на место старта, в результате чего путь домой они выбрали иной. Почему бы, подумал Бейкер, не попытаться провести такой эксперимент и с людьми?
У половины студентов на головах были действительно магнитные антенны, а у второй половины — их имитация, о чем они не подозревали. Результаты определения сторон света были весьма интересны. Студенты, у которых на головах были имитированные антенны, ориентировались хорошо. Студенты же, у которых на головах были настоящие магнитные антенны, указывали направление, которое отклонялось 0т действительного на 90° против часовой стрелки. Следовательно, чувство ориентации у них было серьезно нарушено, заблокировано.
Следующие эксперименты проводились в измененных условиях: вместо телескопических магнитных антенн студентам на головы надели специальные шлемы, в которые были вмонтированы магнитные катушки, подключенные к девятивольтовым батареям. Катушки создавали магнитное поле в три раза большее, чем земное магнитное. Батареи можно было выключить, поэтому некоторые студенты выступали в качестве контрольных подопытных лиц, поскольку их шлемы не были активированы. И вновь подтвердились прежние результаты — появились значительные различия в определении сторон света и в ориентации между теми, у кого на голове был активированный шлем, и теми, на кого не влияло искусственное магнитное поле.
Таким образом, подтверждена была гипотеза, согласно которой человек также обладает органом, воспринимающим действие магнитного поля, в данном случае в ориентировании в незнакомой местности и в определении направления исходной точки.
Выехали в неизвестном направлении. С какой целью была применена магнитная антенна? Автор эксперимента Р. Бейкер знал об экспериментах, во время которых у почтовых голубей было изменено магнитное поле при их доставке на место старта, в результате чего путь домой они выбрали иной. Почему бы, подумал Бейкер, не попытаться провести такой эксперимент и с людьми?
У половины студентов на головах были действительно магнитные антенны, а у второй половины — их имитация, о чем они не подозревали. Результаты определения сторон света были весьма интересны. Студенты, у которых на головах были имитированные антенны, ориентировались хорошо. Студенты же, у которых на головах были настоящие магнитные антенны, указывали направление, которое отклонялось 0т действительного на 90° против часовой стрелки. Следовательно, чувство ориентации у них было серьезно нарушено, заблокировано.
Следующие эксперименты проводились в измененных условиях: вместо телескопических магнитных антенн студентам на головы надели специальные шлемы, в которые были вмонтированы магнитные катушки, подключенные к девятивольтовым батареям. Катушки создавали магнитное поле в три раза большее, чем земное магнитное. Батареи можно было выключить, поэтому некоторые студенты выступали в качестве контрольных подопытных лиц, поскольку их шлемы не были активированы. И вновь подтвердились прежние результаты — появились значительные различия в определении сторон света и в ориентации между теми, у кого на голове был активированный шлем, и теми, на кого не влияло искусственное магнитное поле.
Таким образом, подтверждена была гипотеза, согласно которой человек также обладает органом, воспринимающим действие магнитного поля, в данном случае в ориентировании в незнакомой местности и в определении направления исходной точки.
Тем самым открывается перспектива для исследования влияния магнетизма на человеческую психику, а не только на физиологические процессы. Научные исследования в поисках шестого чувства и других неизвестных рецепторов имеют многолетнюю историю. Наряду с такими видами шестого чувства, как телепатия и ясновидение, наряду с различными формами восприятия за рамками известных органов признается и чувство магнетизма. При этом речь идет не о научной фантазии, а о реальной, хоть и не до конца познанной физиолого-психологической особенности человека. Многие утверждали, что такое «магнитное чувство» развито у племен и народов, находящихся на ранней ступени общественного развития, и у детей. Взрослые жители промышленных центров таким чувством, мол, не обладают, так как оно им не нужно и постепенно атрофировалось. Исследования Бейкера показали, что это чувство неявно проявляется и У взрослых.
Указанное исследование Бейкера показало, что на человека действует целый ряд факторов среды, но современная наука либо игнорирует их, либо исключает возможность их существования. Однако если учесть большое разнообразие системных связей в структуре окружающей среды, то следует занять более гибкую позицию и постоянно экспериментально проверять отдельные гипотезы, так как мы в действительности не очень много знаем о возможных коммуникационных каналах, по которым идет информация от среды к нашему организму.
Если человек обладает «магнитным чувством», то возникают и другие вопросы. Речь идет не только о способности к ориентации и определению сторон света. Можно предположить, что магнитное поле Земли вместе с другими источниками электромагнитных волн (которых в настоящее время гораздо больше, чем это допустимо с точки зрения здоровья человека, начиная с телевидения) оказывает влияние на человека и в других важных для него жизненных процессах, например в таком, как сон.
Поэтому было бы целесообразно осуществить глубокие исследования «магнитного (или электромагнитного) чувства», которое мы не наблюдаем непосредственно и осознанно, но которое тем не менее является неотделимой составной частью системы восприятия человека.
Бейкер не ограничился только описанием и оценкой эксперимента. Он поставил также вопрос о месте нахождения такого органа. Бейкер и его коллеги выдвинули гипотезу, что он расположен, по всей вероятности, там, где в ткани обнаружены небольшие следы магнетита. Для некоторых организмов наличие магнетита имеет жизненно важное значение. Например, существуют болотные бактерии, которые в лабораторной чашке Петри всегда концентрируются в ее северной части. И только когда мы изменяем магнитное поле, они перемещаются в южную часть чашки. Было установлено, что магнетит составляет 30% сухого веса этих бактерий. Чувствительность к магнитному полю для них жизненно, экологически необходима, по всей вероятности, с его помощью они ориентируются в своей среде обитания и ищут наиболее благоприятное для себя место.
Открытие магнетита в живых организмах привело некоторых биологов, например Дж. Гоулда из университета в Принстоне, к исследованию и других живых организмов. В результате магнетит был обнаружен в системе пищеварения пчел и в мозге почтовых голубей. На основании тщательных наблюдений над пчелами и голубями было установлено, что оба вида организмов обладают чрезвычайно тонким «магнитным чувством». А недавно магнетит был обнаружен у млекопитающих — дельфинов и обезьян.
Это позволяет предположить, что «магнитное чувство» человека связано со следами магнетита в тканях, который чувствителен к силам, генерируемым магнитным полем.
Эксперименты свидетельствуют о том, что такой орган мог бы быть локализован на глубине 3—4 см по линии, которая проходит между глазами внутри черепа, т. е. в точке, которая находится прямо под альфакторными (обонятельными) долями мозга. Однако это предположение окончательно еще не подтверждено. В конце концов не столь важно, где находится такой орган, гораздо более важно установить, реагирует ли человек на земной магнетизм и учитывает ли в своих действиях силовое поле земного магнетизма? Открытие нового и притом активно действующего органа расширило бы сферу исследования биологов, психологов, медиков и помогло бы в создании адекватной окружающей среды. Было бы желательным выяснить, взаимодействует ли «магнитный орган» с другими органами человека, ибо, как указывалось, люди воспринимают среду в целом всеми органами одновременно. Вопрос же заключается в том, в такой ли степени познали мы эти органы, как это иногда утверждаем?
Все ли мы замечаем в своем окружении? Внимание человека весьма неустойчиво, и полное сосредоточение на чем-то определенном требует от него значительного психического напряжения. Всякая среда, если она не очень бедна импульсами, дает много разной информации, но обилие информации еще не говорит о ее полезности. Именно полезная информация, которую человек считает в данный момент самой важной, будет находиться в центре его восприятия, остальная будет на периферии, на заднем плане. Это очень важная особенность восприятия среды, ибо наряду с основной информацией мы воспринимаем, или просто «регистрируем», информацию второстепенную, периферийную. Иногда она имеет не меньшее значение, чем та, на которой мы концентрируем внимание, так как в определенной степени дополняет общую картину восприятия окружающей среды.